Тени одиночества

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тени одиночества » [Проза] » ©[KandIS aka Other] От той, что хочет перемен...


©[KandIS aka Other] От той, что хочет перемен...

Сообщений 31 страница 60 из 61

31

*Выдохнула* Пора пойти послушать Арию и остальных... Здорово. Мне просто безумно интересно.

0

32

Правельно говоришь, правельно. Рок вообще рулит. И смысл дает. Так что... Хотя я лет в 10-11 тоже попсу любила. Даже говорить сейчас об этом странно.

0

33

Шок. Ужас. Страх. И отчаяние. Линора абсолютно ничего не понимала. «Норда – сволочь. Наверняка все подстроила она или ее чокнутые дружки». Боль в грубо скрученных руках становилась все сильнее. Вонючий кляп перекрывал большую часть кислорода, девушка задыхалась. Через несколько минут этого ада Линору втолкнули куда-то. «Интересно, они так и оставят меня связанную?»
- ЛИНОРА? – какой знакомый голос. Еще бы он был не знакомым, ведь именно он вчера так настойчиво просил, даже умолял придти к старому вязу, а вот оно как все получилось. «Интересно, она догадается меня развязать или нет?». Девушка почувствовала взволнованное пыхтение Норды у себя над ухом. Сильные руки разрывали веревки. Когда руки были освобождены, девушка быстро вынула кляп и сняла повязку с глаз.
Только теперь Лина смогла разглядеть гараж. Ничего особенного, бетонные стены без окон, грязные тряпки на полу, мусор в шкафах.
- Тьфу… Где мы? – поинтересовалась Лина, когда кислород обжег уставшие легкие. Норда лишь сокрушенно покачала головой.
- Я не знаю. Я… я поссорилась с родителями, поэтому и позвонила, - все реплики были отрепетированы еще вчера, но, к счастью, Ольга была прирожденной актрисой. – Думала, что ты сможешь мне как-нибудь помочь, но когда я пришла к вязу, на меня налетело несколько человек. Нож к горлу, повязку на глаза и сюда…
- Ясно… - протянула Линора. – Я уверена, Лип спасет нас, как только узнает…
- Или это сделают Тени, - довольно бодро заявила Норда.
- Интересно, нас покормят? Я голодна, - быстро оглядевшись вокруг, Лина заметила полиэтиленовый пакет. «Кажется, как раз то, что нужно!». Она не ошиблась. В сумке лежала большая упаковка чипсов и несколько бутылок минералки.
- Хочешь? – Норда отрицательно помотала головой. Несмотря на то, что заключение было липовым, девушку изрядно подташнивало от запаха бензина, стоящего в гараже. «Сумрак, чтоб она провалилась! Почему именно я?».
Линора открыла воду и задумалась. «Кому мы могли понадобиться? Так, начнем с того, что я запомнила? Я сидела у вяза, потом мне подставили нож. Руки определено женские, на безымянном пальце было кольцо», - девушка вспомнила то ощущение, сильные, но одновременно нежные женские руки, которые грозили ей смертью. Как она умудрилась так хорошо их запомнить?! Наверное, в стрессовой ситуации все чувства обостряются…
- Меня… схватила девушка, - медленно прошептала она, ни к кому не обращаясь. Норда вздрогнула. «Неужели догадалась?..».
Лина потянулась, разминая затекшие мышцы. Веревка стягивала ее запястья совсем  не долго, но успела оставить болезненную красную полосу, пересекающую вены. Света в гараже не хватало, приходилось щуриться, чтобы разглядеть хотя бы лицо съежившейся Норды.
- Кстати, ты слышала что-нибудь о… Сумрак? Говорят, Тени слушаются ее, как паиньки, - медленно произнесла Оля. Это была самая приятная часть задания – узнать, что Лина, а соответственно и весь город (ведь девушка не имела своего мнения практически ни на что), думает о мужественной и таинственной главе Теней.
- Да… О ней ходят очень странные слухи, но точно никто ничего не знает, - протянула Линора, заканчивая с минералкой.
- А все-таки?..
- Говорят, что она из оооочень богатой и влиятельной семьи; что на ее счету как минимум восемь убийств; что ни один из ее несчастных парней не выжил после их расставания; еще говорят, что она владеет какой-то мистической силой лидерства. Боятся, - закончила она. Глаза горели. Что ни говори, а шестнадцатилетняя
Сумрак была самой загадочной и таинственной девушкой города. Никто не помнил, откуда она взялась. Никто не знал, зачем ей все это надо. И никто даже не подозревал о том, какая сила заключена в маленьком сером теле, насквозь пропахшем сиренью.
- Ясно, - Норда быстро улыбнулась. Все слухи были абсурдными, но все же, доля правды там была. Например, про богатую семью или смерть всех парней Сумрак. «Интересно, откуда могла взяться такая информация? Вряд ли Сум сама рассказала им».
- Ладно. Мы так и будем тут сидеть, покорно ожидая самого худшего? – встрепенулась Линора. Ее светлые невзрачные волосы неровными прядями ниспадали на щуплые плечи. «Черт… И что мне теперь делать? Нет, Сумрак я этого еще долго не прощу!», - возмутилась про себя девушка.
- Ну а что нам остается? – как можно невиннее переспросила Норда, стараясь не отвести взгляд.
- Например, проверить это бунгало на прочность, - Лина молниеносно вскочила и попыталась открыть ржавую дверь. Снаружи послышались недовольные голоса. «Им же сказали МОЛЧАТЬ!», - возмутилась Оля. «Что за…». А Лина, тем временем, отчаянно дубасила несчастную дверь. Шум за стеной гаража стих.
- Сидите тихо, если не хотите сдохнуть, - голос был резкий и металлический. «Оригинально!».

0

34

Дальше, дальше! *Умоляюще смотрит*

0

35

Гы. Я сегодня такая вредная. Эту часть, кстати, Оми писала. Не умею себя описывать.

0

36

Я очень-очень жду продолжения)

0

37

Жду продолжения.) Очень интересно.

0

38

Дневник
1.05.05.
Сегодня Олег познакомил меня со своей подругой – Ирой. Это милая кудрявая девочка. На вид ей лет десять, оказалось, тринадцать. Очень маленькая и очень бледная, она тоже играет на гитаре, только не в музыкальной школе. Ее отец – рокер. Но он сейчас где-то далеко. Ира очень милая и вежливая. Но немного вспыльчивая.
Олег показал мне свои картины. Не знала, что он рисует. Я тоже учусь, но у меня ничего не получается. А я хочу быть лучшей.
«Нам надо объединяться!», - сказал Олег, когда мы гуляли с ним около дома. Я не поняла, что он имел в виду. «Мы одиноки. Но у нас есть гитары. И мы не одни такие». Не знаю, чего он все-таки хочет. Таких, как он или Ира больше нет. О чем он говорит?!
Олег не объяснил, зато все рассказал Славе. Тот его поддержал.
Сегодня я читала про звезды. Оказывается, есть такая звезда – Сириус. Ее видно отовсюду. Олег похож на нее. Он тоже светит всем, правда его свет иногда ослепляет.

Сумрак устало брела в сторону дома Найта. Брат позвонил – ломка вернулась. «Кто бы сомневался. Неужели он надеялся, что чашка чая спасет его от зависимости?». Девушка улыбалась. «Сумрак – это такое странное существо, которое очень редко смеется, но часто улыбается, причем в самый неподходящий момент. Странно, но от ее улыбки веселее еще никому не стало! Знайте, если Сум улыбается – значит, все очень плохо», - примерно так охарактеризовал ее Сириус. Пожалуй, это описание ей подходило.
Веселое треньканье телефона вернуло девушку к реальности.
- Мне совсем хреново! – раздалось из потертой трубки. Голос брата был тихим и хриплым.
- Не вздумай звонить Лику, - прикрикнула на Найта Сумрак. – Я сейчас буду.
Нажав отбой, Сандра ускорила шаг. «Не хочу, чтобы знали родители. Ладно, пока этот только кокаин, главное, не позволить ему перейти на что-то более сильное… Черт. Ну почему он не может…». Девушка раздраженно закурила. Никотин взорвал вены. Она блаженно выдохнула.
«Можно, конечно, срезать через стенки, но тогда есть риск наткнуться на Пафоса, а это мне не нужно. Это мне совсем не нужно».
Наконец показался старый дом советской постройки, где Найт снимал однокомнатную квартиру. Темная лестница, загаженные лестничные клетки, сальные темные оконца – обычная атмосфера забвения и нищеты. Сандру передернуло. Она выросла в богатой семье и просто не понимала, как ее родной брат способен жить в этой клоаке.
Вот и знакомая ободранная соседской собакой дверь. Белое пятно звонка, который так радостно откликнулся на несильное нажатие какой-то бестолковой и слишком громкой мелодией. Никто не открывал.
- Найт! – заорала девушка, изо всех сил пытаясь отогнать нехорошее предчувствие.
- Открыто, - негромко прошипел он из глубины квартиры. Несколько шагов – и Сумрак уже вошла в грязную, давно не чищенную комнату, которая служила Найту и столовой, и спальней, и гостиной, и кабинетом.
Брат сидел в том же кресле, что и вчера, в той же невыразительной позе. Руки дрожали, сияя вздувшимися венами.
- Черт возьми… - только и смогла пробормотать Сумрак. Взгляд стальных глаз Найта был непроницаем, но девушка догадывалась, какого ему сейчас. – Плохо?
- А ты как думаешь? – огрызнулся он. Без злобы, сил на нее уже не осталась. Раздражения тоже не было. Сандра давно не видела брата таким. Он всегда был ее опорой. Непрочной, шаткой, но опорой. Чем-то домашним, родным. Нет, она просто не могла позволить ему стать другим. «Наркоманы не живут долго. А он обязан жить!».
- Думаю, что совсем не так, как должен себя чувствовать семнадцатилетний студент факультета искусствоведения, - фыркнула девушка, вглядываясь в металлические глаза брата и ища там следы его прежнего.
- Хм, ты плохо знаешь нашего брата, - попытался улыбнуться он. Получилась лишь кривоватая ухмылка. В сочетании с черными кругами под глазами и мертвенной бледностью кожи она выглядела более чем жутко.
- СВОЕГО брата я слишком хорошо знаю, - фыркнула Сумрак. – Найт, я ничего не могу поделать. Ломка – это слишком серьезно. Понимаешь? – он кивнул. У Сандры болезненно сжалось сердце. Все-таки она любила его, такого испорченного. – Я могу вызвать врача, могу действовать по собственному методу. Что выбираешь? – глаза вновь приобрели так знакомый всем Теням свинцовый оттенок.
- Второе, – пробурчал юноша. – Больше мне ничего не остается. Если родители узнают…
- Не узнают, - «Соберись, тряпка! Ты нужна ему!» - внушала себе девушка. Это было сложно, да и Найту это не понравится. Но, в любом случае, это лучше, чем медленно, но верно угасать от наркоты.
Нечто отдаленно напоминающие солнце просочилось  в темную комнату.
- Дай свой телефон, -  потребовала Сумрак. Брат подчинился. – Где весь остальной… кокаин, - она споткнулась на этом слове. Так странно было говорить об этом с Найтом. «Он сам рассказал мне о вреде наркотиков, а теперь мне приходится вытаскивать из этого дерьма его!», - беззвучно возмущалась девушка, пока юноша доставал из комода сверток с белым порошком. Странно, но он всегда безоговорочно подчинялся ей. По крайней мере, в последнее время. То ли Тени были тому виной, то ли что-то еще, но характер Найта предполагал подчинение кому-либо. Нет, он не был слабаком, скорее очень податливым человеком, который не желал спорить ни с кем и не из-за чего.
- Это все? – подозрительно прищурилась Сандра.
- Все-все, - пробурчал юноша, закуривая.
- Надеюсь. Принести еще сигарет? – Найт кивнул. Лучше курить, чем нюхать кокс. Сумрак вздохнула. Что ей оставалась? Несмотря на то, что за окнами было сумрачно и мокро, девушка не хотела ни на секунду задерживаться в провонявшей дешевой едой и плохими сигаретами квартире. Три пачки Марльборо быстро скользнули из ее тонкой руки на стол.
Медлить было нельзя. Это как минимум опасно. Сандра не хотела, чтобы кто-нибудь знал, что она была у Найта.
- Ключи, - потребовала она. Брат со вздохом подчинился. Он уже понял, что задумала его взбалмошная сестра. Девушка кинула их в карман джинс и направилась к выходу. – Литературу по борьбе с вредными привычками принести? – кисло усмехнулась она. Если с бедой нельзя справиться – остается только посмеяться над ней, что Сумрак и делала. Найт наградил ее презрительным взглядом из-под полуопущенных ресниц. Сандра рассмеялась и растрепала его светлые, прихваченные черной резинкой волосы.  – Ну, удачи. Будет совсем – хреново… - она замолчала. – Терпи. Переживешь ломку – дальше будет легче.

0

39

Класс) Очень затягивает, с нетерпением жду продолжения)

0

40

Очень интересно и захватывающе. Хотелось бы,что это напечатали где-нибудь.
А продолжение пишется?

0

41

LolaRose написал(а):

А продолжение пишется?

Пишется. Очень медленно, но пишется) Вордовских пока страниц 30, не больше.

5.05.05.
Дневник
Привет, милый дневник. Славка все больше времени проводит с нами. Это так здорово! Оказывается, я совсем не знаю своего брата. Ира рассказала, наконец, где ее папа. Он в какой-то клинике. Лечится от наркозависимости. Незнакомое слово. Спросила у Славы. Он довольно смутно рассказал, что такое наркотики. Господи, это ужасно. Люди не должны становиться рабами своей слабости. Слава говорил об этом с презрением и горечью. Наркоманы – слабаки, которые не смогли себя пересилить. Они не достойны жить. Так сказал Слава. Я, в общем-то, согласна с ним, но я снова боюсь этой мысли. Нет, любой человек достоин права на жизнь и на второй шанс.
Жаль, что он этого не понимает.
Я очень изменилась за эти недели. Честно, мне стало абсолютно наплевать на моих одноклассников. Они перестали существовать. Их нет. Кроме Витали. Он остался. И он по-прежнему нелепо улыбается мне с утра. Тяжело жить в изоляции, но я, кажется, привыкла.

От темноты слипались глаза. Лина уже давно спала. Норда нет. Она все еще не могла поверить в то, что она добровольно пошла на эту абсолютно бредовую авантюру, предложенную Сумрак. Вся боль, грусть, вся ложь и все предательства сдавили грудь девушки. Она плакала. Нет, ей не было страшно. Кого ей бояться? Сумрак? Человека, который пытается поддержать и защитить ее? Нет, точно не ее. Может быть, Лину – эту жалкую, слабовольную девчонку, не способную даже на самозащиту. И снова нет.
Норда боялась себя. Было противно знать, что максимальную опасность представляешь именно ты. Девушка улыбнулась сквозь слезы – в конце концов, сильное снотворное всегда под рукой. Горсть таблеток и тишина. Полная, которую не нарушают крики людей, слезы матери, боль Сумрак, которая обязательно кривовато усмехнется, увидев ее тело. Впрочем, не важно. Тогда уже будет не важно.
Девушка достала пачку сигарет. «А ведь пыталась бросить…». Тонкий дымок, отдающий приторно-сладкой клубникой взвился вверх, играя  клубами пыли и мягким светом луны, струящимся сквозь щели в потолке. Сколько Норда себя помнила, ей всегда нравилось любоваться на сигаретный дым, такой плотный, ароматный. Девушка резко вытерла слезы. «Никогда!». Хватит. Все. Теперь все будет иначе…
Глупые мысли. Сумрак не тиран, она просто заигралась. Оля вздохнула. Одиннадцать лет они были вместе. К Теням Норда пришла совсем недавно. «Почему она ничего мне не сказала?». Что-то подсказывало, что у Сандры была очень веская причина.

0

42

Я так понимаю, продолжения я уже никогда не увижу((((

0

43

Волк
кажется да,но не будет никого осуждать

0

44

Да, Сумрак действительно молодец. И пишет хорошо, и жизнь интересная.)

+1

45

Волк
LolaRose
Девочки, все будет. И очень скоро. Я пишу все это в бумажном варианте, как только найду, где скачать Ворд - перенесу в компьютерный вариант и отдам на ваш суд.
Furious
ФУРЯ!! УРА!

0

46

Сумрак, )). Да, меня долго не было, но я просто не могла не вернуться))).

0

47

Блин, как же я рада, что ты снова с нами. Первая Тень-онлайн)

0

48

Сумрак, хах. Блин, а все же как - никак видеть свой ник первым в списке Теней - онлайн приятно)).
Может стоит онлайновцам устроить что - то вроде сходки?) *мысли вслух ака зафлуживание темы Сумрак*.

0

49

Furious написал(а):

Может стоит онлайновцам устроить что - то вроде сходки?)

Я только за... Только из Москвы не так много народу, но попробывать можно. Где-нибудь в середине июня, после всех экзаменов.

0

50

Сумрак написал(а):

Где-нибудь в середине июня, после всех экзаменов.

В середине? Может, только если чуть раньше. Я 14го в лагерь улетаю.

Кстати, можно вопрос, по какому ты принципу в список онлайновцев заносишь? А то вроде активных было много. А в списке только четыре. Извинияюсь за любопытство и флуд.

Отредактировано Furious (2010-05-15 22:10:31)

0

51

Furious написал(а):

Может, только если чуть раньше. Я 14го в лагерь улетаю.

Жалко. А у меня 14 экземены кончаются...

Furious написал(а):

по какому ты принципу в список онлайновцев заносишь?

Ни по какому. Меня попросили - я занесла. Тут все чисто на добросольной основе.

0

52

Сумрак написал(а):

Жалко. А у меня 14 экземены кончаются...

В июле ты куда - нибудь уезжаешь?

0

53

Только в конце. А в начале абсолютно свободна)

0

54

Сумрак написал(а):

Только в конце. А в начале абсолютно свободна)

О, шикарно.))

0

55

Итак, я-таки уселась за Серую Сирень:

Мало кто понимал странных, замкнутых в своем сказочном, романтичном мире Теней. А те, кто понимал, приходил к серому гаражу, где репетировала Оксюморония и становились одними из них. Эх, Норда, почему же ты поняла Сандру так поздно?!
Ни сна, ни боли в затекшей спине, уже ничего нет. Ничего и не нужно. Слишком просто и дико: мстить, предавать, лгать. А ведь мать Лины сейчас не спит. Наверняка сидит и ждет эту белокурую слабую девочку, заигравшуюся в уличную жизнь. «Мы все дети. И мы все сделали игру жизнью!», - с ужасом подумана Оля, вспоминая. Воспоминания – вот и все, что ей осталось. Всего два дня и она получит все, к чему стремилась: уважение, популярность, дружба Сумрак. Нет, даже себе девушка не может  признаться, как нужна ей серая Сандра, как хочется ей, Оле, чтобы она ей верила. И она поверит… Обязательно поверит.
- Доброе утро, - Лина, оказывается, уже проснулась и теперь смотрит сквозь Норду. Куда-то очень далеко, куда не может проникнуть взглядом обычный человек.
- Добрее не бывает. Как спалось? – буркнула Оля. Паршивый денек. За стенами наверняка тучи или мелкий, противный дождь. Как обычно. В этом году обещали теплую зиму. Тени… на стенах гаража играют тени. Они плачут и танцуют, словно даря двум озябшим, печальным девушкам свою грацию и волшебство. То, что им обеим сейчас так нужно. Дети. Все дети любят сказки. Норда тоже любила. Сказки о красивой жизни, где все продается и покупается.
Сумрак не верила в сказки.
- Хреново, - не ожидала от нее такого, верно? Ничего, Нори, привыкай. Сейчас все меняется. Лина, видимо, тоже. Рада? Наверное. С такой Ли легче. С ней можно спокойно курить, не ожидая негромкой просьбы перестать, остановиться. Какие болезненные, какие не нужные. Ведь она уже не может остановиться. Никто не может.
Когда вся жизнь проходит на лезвии, между Тьмой и Светом, под покровительством Сумрака, приходится привыкать. А потом привычка становится наркотиком. И ты уже не можешь иначе. Остается только одно, такое странное и болезненное желание – продолжать. Сквозь боль, сквозь слезы и холодный ветер. Продолжать… Чтобы эта жизнь никогда не кончалась. Манящая, дикая, жестокая. О таком никто не мечтает в детстве, об этом не складывают сказок и легенд. Эта – первая.
«Когда я выберусь отсюда – я напишу легенду о Тенях. Пусть люди знают, что они не одни в этом мире», - пообещала себе Норда, грустно глядя в седую пыль, садящуюся на банки из-под краски и, кажется, всю жизнь.
- Не кисни. Все изменится, - тихо клянется Оля. Она верит в это. Сейчас искренне верит. И как же хочется, чтобы эта нелепая клятва, брошенная в пыльном мраке гаража, внезапно оказалась правдой.

0

56

Я так рада, что ты продолжаешь писать СС)))
Мне очень интересно узнать, что будет дальше, получится вся эта затея или нет)

0

57

Волк
Ну как тебе сказать... *засмущалась* У меня в самый неподхходящий момент проснулась совесть.

Рассвет. Она не спит. Сидит на подоконнике нового дома и не спит. Смотрит на алую полосу зори, засыпанную пылью автомобильных выхлопов, и понимает, что хочет нового рассвета. Своего рассвета.
Сумрак тихо напевает негромкую мелодию, которую ей подсказал Лирик. Он молодец, понимает. Что понимает? Что-то очень важное. То, чего не в состоянии понять ни Сумрак, ни Герд, ни Норда, ни Оми. А он, кудрявый мальчик из детского дома, потерявший родителей в автокатастрофе, понимает. И пытается объяснить другим. Только другие не хотят слушать.
Пыльный, замусоренный город, не видавший снега с прошлого марта, лежит под ее ногами, а Сандра смотрит вниз и хочет лететь. Вслед за ветром и остатками надежд.
Усталой рукой набирает знакомый номер. Оми.
- Ало? – интересуются из трубки сонным, раздраженным голосом. Сумрак смущается – пять утра, какие звонки! Просто надо. Очень надо. – А, Саш, это ты, - голос меняется. Омела понимает, как нужна она Сумрак. Именно сейчас, в этот пыльный, холодный рассвет.
- Нам… Нам надо заканчивать. Это уголовщина. Моя жажда мести не оправдывает слез. Не важно, чьих, - коротко, рублено выдыхает Сумрак. Она по-прежнему смотрит на Восток и думает. А трубка задумчиво молчит, позволяя девушке насладится моментом. Воздух, несмотря на пыль и выхлопы, свежий и ледяной. Наслаждаясь, Сумрак обжигает им легкие. Намного лучше сигарет.
- Я поняла. Только скажи, это конец?
- Нет, Ир, это просто новое начало.
- Мне сообщить Теням, что ты дала отбой?
Минутное молчание. Думает.
- Нет. Я хочу поставить красивую, по-настоящему красивую точку, - ухмыляется Сумрак. – Парки запомнят, что меня не надо злить.
В глазах вновь вспыхивает темный огонек мрачного наслаждения. Это адски приятно, нарушать все правила и законы, плевать на мораль и нравственность. Нет, Сандра не преступница, актриса. И она хочет уйти со своей асфальтированной сцены красиво.
А на другом конце провода грустно улыбается Оми. За свои восемнадцать лет она видела много людей. Но похожих на мрачную Сумрак было всего двое. Ее отец и она. «Сумрак – есть Сумрак. Она не изменится», - почему-то эта простая мысль приносит небывалый покой и тишину на сердце. Ира вздыхает, что-то подсказывает ей, что это будет грандиозная авантюра.
- У тебя есть план, да?
- Неа. Как всегда буду импровизировать, - хохочет Сандра, сбрасывая утреннюю хандру, которая налетала в последнее время слишком часто. «Старею», - фыркнула про себя девушка, кладя трубку и гладя на уже разошедшееся во всю солнце.
Медленно, на цыпочках крадется в комнату – паркур научил ее двигаться бесшумно. А грацию она украла у своей кошки, которая теперь ленивым кастрированным комком валяется на диване и храпит громче Найта. На кухню. Кофе. Свежий воздух в распахнутую форточку. Окурки в пепельнице – мама снова курила ночью. Не важно, почему. Уже ничего не важно.
Плана нет. Идей тоже. А вот вдохновение есть. И сегодня Сумрак выльет его не в банальное стихотворение, а в точку, которой завершится ее уголовная история.  Завершится, по сути, не начавшись. Отлично. Именно то, чего она и добивается. В конце концов, девушка не собирается провести жизнь под небом в клеточку. Нет, конечно, ее бы никогда не поймали, но предосторожности никто не отменял. А еще (открою вам секрет) есть такое понятие, как советь. И было бы неплохо, чтобы она была чиста.
Нет, все-таки с совестью я загнула. Ненужная.
Быстрым, уверенным, но по-прежнему бесшумным шагом Сумрак выбегает на улицу. Ветер, такой родной, такой знакомый, трепет волосы, собранные в неаккуратный хвост, глаза спрятаны за солнечными очками, губы растянуты в полуулыбке, не предвещающей ничего хорошего.
К Липу, а потом, вместе с Тенями, к гаражу, а уже после этого – к Пафосу, будь он неладен – все получится, Сумрак, как всегда. Главное сейчас, верить. А уж верить в себя ты умеешь, еще и других заставляешь.
Солнце пугливо спряталось за суетливой тучей, бросая на серый город не менее серую тень. Отлично. Теперь можно идти быстрее. Но не бежать, Сумрак еще толкать пламенную речь о том, как она хочет помочь Пикчерам, а это требует колоссальных усилий.
Облезлая кошка молниеносно пронеслась мимо Сандры, выводя ее из романтичной задумчивости приятных надежд, которые девушка возлагала на этот абсурдный план. А кошка-то черная, - ухмыльнулась Сумрак про себя.
Панельный дом старой постройки предстал перед ней во всем своем практичном убожестве. Нелепо, что именно в этом приюте обыденности проживает главный художник местных дворов Лип. Первый этаж, второй, третий… Под самой крышей, поближе к небу. Почему дети улиц так любят небо? Наверное, потому что только оно способно до конца понять их, диких, необузданных, жестоких, но еще таких наивных и свято верящих, что когда-нибудь все будет хорошо.
Сумрак уже не верит.
Звонок отозвался хриплой фальшивой трелью. Тяжелые шаги, прокуренный коридор, незапоминающиеся лица, которые она забудет, как только отведет глаза. Лип рисует, значит, придется подождать.
Сандра не любит ждать, но сейчас приходится терпеть. И она, та, что обычно заставляет всех играть по своим правилам, терпит. Ради одной лишь яркой, фееричной точки, которую никто не сможет забыть.
- Лип? – наконец, не выдерживает она. Смуглый, сутуловатый парень в потертой футболке медленно поворачивается на звук ее голоса. В глазах стоит раздражение, смешанное с тем удивительным, кислотно-бешенным фонтаном эмоций, который называется «вдохновение». Сумрак уже жалеет, что отвлекла его. Бегло смотрит на некогда белый холст. Абстракция, а может, Сандра просто пока чего-то не понимает.
- Чего тебе, Сумрак? – хрипло, немного устало спрашивает Пикчер.
- Я знаю, где Лина, - выдыхает девушка, без разрешения присаживаясь на краешек засаленного кресла с отваливающейся ручкой.
- Откуда?
- Не важно, - отмахивается Сумрак. – Сейчас не важно. Я готова помочь тебе.
- Если?.. - конечно, Лип не настолько глуп, чтобы предположить, будто вредная и ироничная глава Теней способна помогать ему бескорыстно.
- Если ты будешь драться вместе с Тенями против Пафоса, - коротко отвечает девушка, осматривая бедно обставленную комнату. Она прекрасно знает, какими жертвами грозит обеим группировкам эта, пока еще не назначенная драка. Сколько боли и слез она может принести. Но Сумрак не боится – ведь ей же надо уйти красиво.
Тишину пыльной комнаты нарушает хриплое дыхание Липа. Думает. Старая, засохшая герань на окне, чашка с остывшим чаем – среднестатистическая комната среднестатистического подростка. Смешно, подростки с такими взрослыми проблемами. Иногда начинает казаться, что они уже прожили ни одну сотню жизней, что их руки по локоть в крови. Лишь иллюзии. Эти дети не убили никого. И, быть может, никогда не убьют. Только если морально, сломав жизнь человеку, уничтожив его надежду. Кто знает, что страшнее: физическая смерть или моральное поражение. Для Сумрак ответ очевиден: уж лучше сдохнуть.
- Я… согласен, - почти бесшумно, одними губами шепчет Лип, глядя прямо в глаза деловой Сумрак, пронзая ее спокойным темным взглядом. Сандра кривовато усмехается, все получилось так, как и было нужно. Теперь дело за малым – избить Пафоса.
- Через час. В парке, - хлопнула дверь. Сумрак уже спускается по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.
Мобильный телефон жалобно попискивает, когда его взбалмошная хозяйка довольно грубо набирает на бегу телефон Сириуса. Гудки… Словно удары сердца. Сумрак все бежит и бежит. Времени совсем мало.
Осень. Холодные, чуть позолоченные грязным солнцем листья и кристальный воздух старого захолустья.
Телефон зазвенел старой, бессмысленной мелодией, которую давно пора сменить, но руки все не доходят до несчастного, поцарапанного аппарата.
- Сириус, через полчаса, около парка. С собой Найта, Блонду, Лирика, Ириса и Крипа. Все получилось! – довольно мурлыкает приказы Сумрак. Ей нравится, когда ее слушаются, когда боготворят тоже нравится и когда боятся. Сириус не подчинялся, не боготворил, не боялся – он выслушивал и пытался понять, сберечь буйную головку Сумрак от всех кирпичей, которые на нее сваливает судьба. Иногда получалось, иногда нет. Сейчас не получилось.
- Ладно, Саш. Но это плохая идея, - ворчит парень, не слушая заливистый смех Сандры, которым она убивает его слишком взрослое ворчание.
- Я знаю, Сириус, - снова смеется она, заливаясь серебряным колокольчиком безумия, смешанного с необъяснимой, юной радостью, которая рождается где-то на кончиках пальцев и кружит голову сильнее самого крепкого вина. – Я знаю.

За лето я это допишу - мне не так много осталось, а времени будет навалом.

0

58

Я надеюсь, вам тогда ничего не помешало?..

0

59

Волк
Нет, точку я-таки поставила, правда она мне оооочень дорого стоила, если честно. Нас тогда все равно нехило избили.

0

60

Сумрак
Ну, что я могу сказать... Всё могло быть по другому. Мы же сами творим свою судьбу)

0


Вы здесь » Тени одиночества » [Проза] » ©[KandIS aka Other] От той, что хочет перемен...